Тинвэ
У огней небесных стран сегодня будет тепло
Вчерашнее, а я всё под впечатлением.

Осознание сна оказалось само собой разумеющимся и каким-то очень простым и понятным и, что главное, сама ткань сновидения от этого совершенно не пострадала. Всё вокруг было таким же ярким и реалистичным, хотя этой чертой стали обладать все мои последние значимые сны.
Всё та же моя комната, с тканью разложенной на столе, красками и стопкой книг, которую я только и порываюсь что убрать, да никак не распихаю всё по полкам в должном порядке; сквозняк, теребящий тюль и занавески, солнце в окно, гомон детей с детской площадки садика под окнами. Даже комп, со знакомыми на мониторе ярлыками и значками, включенными (уже который день один набор) программами. Всё не так пошло с выскочившего звонка от «Буддиста» на весь экран. Я точно помнила, что давно забыла про сайт и саму программу, да и не будила никогда и никого, чтобы знать как это происходит внутри всей системы. Но отказываться не стала, хотя первая мысль была именно такая. Принятый звонок перенаправили на телефон, за время трех длинных гудков у меня снова возникло желание бросить трубку, пока не поздно, но сонное «Алло» на том конце вынудило оставить эту затею, теперь то уже поздно. Секунда, вторая ушли на осмысление происходящего, прежде чем, улыбнувшись, вспоминая, как это делали другие незнакомые мною люди на записях, стараюсь наиболее ласково и тепло сказать: «Доброе утро, соня!»
Хотя какое к черту утро? Вторая половина дня, по крайней мере у меня… Но не суть.
О чем-то спрашиваю, зная, что это важно и так нужно: задавать вопросы, чтобы выцепить внимание у остатков сна. Представилась сама и имя узнала первым делом. О чем-то спрашивала, над чем-то вместе посмеялись. А потом всё, как по щелчку, переменилось, стоило закончиться двухминутному разговору. Тогда же появилось и осознание, что это пусть и моя комната, но не настоящая. По крайней мере не самая настоящая, это уж точно. А вот стоявший напротив, невесть как появившийся парень, да и ружье в его руках, казались отчего-то излишне правдивыми.
Высокий, смуглый. Есть в нем что-то неуловимо азиатское, а черты лица почему-то знакомые. Точно уверена, что встречались мы уже когда-то и где-то, но как всегда не вспомню. Улыбается, зараза. Улыбается и спрашивает, понимаю ли я, что сделала. Киваю в ответ, в действительности лишь догадываясь. Куда как больше меня волнует не сделанное, а то, можно ли убить из пневматики с расстояния чуть больше, чем в метр. Ружье у него, слава богу, не настоящее, но… а если можно? Да и выстрелить в голову ему ничего не мешает. Как же было бы здорово, если бы кто-то разбудил сейчас меня. Сон вокруг замкнулся, оставшись границами одной комнаты. Совершенно четко чувствую, что за вдерь моей комнаты никакой квартиры уже и нет, как и улицы за балконным окном. А я какая-то слишком реальная, чтобы куда-то суметь уйти.
Первый выстрел оказывается не страшным, но ощутимым и болезненным. Выстрелил в руку, смеется, зараза. Раны нет, но мышцы свело спазмом. Перезаряжает, целится в грудь. Издевается.
Одновременно со вторым выстрелом удалось проснуться.

Проснувшись не сразу поняла где я (не сплю ли еще?), но поняв, что всё нормально, вздохнула с облегчением. Что удивительно и не характерно, ничего не болело, обычно мне любые травмы как-то да уакуются, а тут "чистота".
А ещё в последние пару месяцев мне очень трудно просыпаться, что бывает неприятно. Вроде и понимаю что сплю, и проснуться вот ну очень нужно, а не получается. С полгода назад был сон, в котором было четкое осознание, что если умру в нем, то умру совсем и вообще, а проснуться не получалось. Выбралась каким-то чудом, боялась потом спать.
Может быть кто-нибудь что-нибудь посоветует или подскажет?